Повелители камуфляжа

Повелители камуфляжа
Лгать — нехорошо, это мы все знаем с юношества. Но, с другой стороны, хоть какое искусство — разновидность обмана. Смотря на двумерную картину, мы чувствуем объём. Глядя на статую, мы лицезреем живого человека. Читая книжку, мы верим выдуманным героям…

В искусстве дизайна такового рода обман — правило. Более того, время от времени конкретно имитация, камуфляж становятся тем неподражаемым штрихом, без которого не бывает настоящего художественного выражения.

Пыль и шёлк

В природе смотреться не тем, чем являешься по сути — стратегия выживания. Маскировка в интерьере, по большенному счёту, служит этим же целям: сохранности авторского плана и средств клиента. Ведь далековато не все природные материалы, вроде бы красивы они ни были, способны противостоять актуальным реалиям. Мрамор чувствителен к бытовой химии, стекло хрупко и бьётся, дерево горюче и просто повреждается. Потому имитации нужны уже много веков.

Возьмём, к примеру, венецианскую штукатурку, которая не выходит из моды уже два тысячелетия. Нужно сказать, что сама разработка появилась из очевидного желания сберечь: и в античности мрамор стоил недешево, потому использовать старались даже пыль, которая оставалась после обработки глыб. Кому пришла в голову превосходный мысль смешать мельчайшую мраморную крошку, гашёную известь, краску и воду, доподлинно непонятно. Но получившийся материал отделки превзошёл по своим характеристикам прародителя — великодушный мрамор. Имитировать полированный камень венецианская штукатурка «умеет» виртуозно, отличаясь при всем этом завидной стойкостью и долговечностью. Любопытно, что за прошлые века ни состав, ни разработка нанесения принципно не поменялись, правда, в дешёвые сорта в наши деньки добавляют акрил.

Внедрение частиц материала-«родителя» для камуфляжа — явление в дизайне вообщем распространённое. И вызвано оно не только лишь и не столько желанием сберечь: часто применить мощный элемент в современном интерьере просто нереально. К примеру, престижный сейчас натуральный неотделанный камень изредка применяется в строительстве конкретно в силу огромного веса блоков. Другое дело — особая плитка: на узкой (наименее 2 см) несущей панели из лёгкого бетона крепится узкий спил натурального камня. Масса таких плиток совершенно невелика и сравнима с равным по площади керамогранитом, ну и в монтаже особенных заморочек не создаёт. «Облегчённые облицовочные панели Lithodecor, — гласит Ральф-Петер Элерс, генеральный директор компании Alsecco, — позволяют создавать необыкновенные вентилируемые фасады.

Они представляют собой конструкцию, в какой к несущей плите из облегчённого бетона приклеивается облицовочный слой из натурального камня (мрамора, гранита, известняка, песчаника и т.п.) шириной всего 5-8 мм. Площадь облицовочной панели может достигать 4,7 кв.м, причём её вес будет на 60% меньше, чем у аналогичной по размерам плиты из натурального камня. Беря во внимание, что крепчалёж таковой панели совсем незаметен, архитекторы получают уникальный инструмент для отделки самых различных частей здания».
Этому же принципу следует и паркетная доска. Тут также главенствующей мыслью является не столько экономия (другие варианты паркетной доски дороже наборного паркета), сколько удобство укладки и монтажа в ограниченном пространстве.

Мультислойная конструкция, включающая в себя базу из дешевого и крепкого дерева, на которую наклеен шпон из ценной древесной породы, комфортна в укладке и долговечна, хотя стопроцентно натуральной её не назовешь — шпон, практически, ламинирован акрилом, который и обеспечивает стойкость материала.

Искусство искусственного

Нужно сказать, есть имитации, которые не имеют с прототипом для подражания вообщем ничего общего, не считая наружности. Обычно, это сложные сверхтехнологичные материалы, которые очень нужны в силу специфичных параметров, расширяющих способности внедрения.

Понятно, что, к примеру, дерево — не очень не плохое покрытие для пола в ванной: в какой-то момент во увлажненной среде оно либо начнёт разрушаться, либо растеряет внешний облик. То же можно сказать и о ткани либо бумаге. Но обычные для таковой «работы» материалы, вроде плитки либо винила, полностью могут обеспечить самую безрассудную дизайнерскую идею. Хотя для этого им приходится мимикрировать.

«Природные материалы, — считает столичный дизайнер Анна Голубева, — имеют довольно серьёзные и тривиальные ограничения в критериях современного жилья. Естественно, охото, чтоб кухня в прованском стиле имела древесные полы.

Но уход за ними просит много времени и сил, что обыкновенному нынешнему горожанину навряд ли понравится. То же относится и к натуральному камню, и к тканевым драпировкам. В таковой ситуации имитации неподменны для дизайнера и владельцев, так как в наши деньки зрительно отличить имитацию от первоисточника бывает тяжело даже специалисту».

Вправду, искусство камуфляжа благодаря новым технологиям достигнуло впечатляющих фурроров. Новые материалы часто не только лишь в совершенстве подражают природным аналогам, да и превосходят их по потребительским качествам.

«Дизайнерская плитка Art Vinyl, — гласит Татьяна Кузнецова, директор по маркетингу и развитию бизнеса виниловых напольных покрытий компании Tarkett в Рф (ведущего производителя напольных покрытий), — увлекательна тем, что фактически совершенно имитирует практически всякую поверхность — и цветом, и фактурой. Достигается это не только лишь качеством рисунка, да и конструкцией материала: он многослоен и каждый слой делает свою функцию.

Упругая подложка делает покрытие комфортабельным при ходьбе, стеклохолст гарантирует крепкость и неизменность геометрических размеров. В итоге, такая плитка оказывается даже более крепкой и износоустойчивой, чем «образец для подражания», зрительно от него не отличаясь».

Можно добавить, что полимерная плитка хороша ещё и тем, что легка в монтаже и уходе. Не считая того, высочайшее качество имитации природных материалов позволяет достигнуть красивых сочетаний структуры и цвета. К примеру, она даёт возможность без усилий получить достойные внимания сочетания камня и натурального дерева, либо различных видов камешков, либо даже дерева и броского пластика (это животрепещуще в стилях эклектик и фьюжн).

«Art Vinyl, — гласит Татьяна Кузнецова (Tarkett), — благодаря собственной модульности позволяет сделать самый неописуемый дизайн. В одном помещении полностью реально скооперировать гранит, сланец либо мрамор с ясенем либо венге. Покрытие в любом случае окажется однородным, крепким и долговременным. Дополнительным призом является и то, что в случае повреждения пострадавший участок просто поменять, ну и в целом покрытие позволяет без усилий поменять целые участки, делая дизайн мобильным, подстраивающимся под конфигурации в жизни хозяев».

Ещё одним броским представителем «идеальных имитаторов» является хуларо — искусственный ротанг, материал для плетения, из которого в наши деньки делают неограниченное количество мебели. Степень схожести с натуральным деревом так велика, что с первого взора отличить кресла из природного ротанга и хуларо не способны даже спецы.

Необыкновенна история возникновения хуларо. В целом, это одна из разновидностей обыденного целофана, которая использовалась в качестве финального покрытия для лыж и сноубордов. Делать из него мебель выдумал в конце прошедшего века прошлый проф футболист клуба Bayern Munich Бобби Декейсер. Резон был прост: плетёная мебель для открытого воздуха была на пике моды, но очень мачалась от капризов погоды. Естественным выходом в данном случае стала синтетика.

Хуларо было семейным ноу-хау Декейсеров, потому Бобби и решил использовать конкретно его. Так как сам по для себя целофан, даже измененный, мягок и очень эластичен, Бобби выдумал кооперировать его с проволочной основой. Тем он «убил 2-ух зайцев»: пластиковое покрытие позволяло достигнуть безупречной имитации натуральной фактуры, а проволока обеспечивала крепкость и удобство плетения. В 1990 году прошлый футболист организовал компанию Dedon и зарегистрировал марку «Хуларо», а в наши деньки плетёные стулья, лежаки и диваны из целофана серьёзно потеснили собственных «натуральных» братьев на рынке.

Презренный металл

Несколько домом посреди «королей камуфляжа» стоят имитации натуральных камешков и металлов. В ряде всевозможных случаев их применение прямо именуется подделкой и балансирует на грани закона, время от времени её переходя.

По понятным причинам в большинстве случаев имитируют драгоценные металлы. Стоит увидеть, что в древних либо изготовленных «под старину» интерьерах эти материалы встречаются часто, к примеру — в деталях инкрустаций, бытовых предметах вроде ламп либо мебельной фурнитуры и прочем. Способностей для имитации, к примеру, золота — масса. Это разные сплавы, начиная от латуни и заканчивая экзотикой вроде томпака (сплав меди и цинка в разных пропорциях, владеющий прекрасным золотым цветом; содержание меди делает его устойчивым к коррозии). То же касается и серебра — знакомый всем мельхиор (сплав меди с никелем) и даже обычный полированный и тонированный алюминий полностью достоверно имитируют этот великодушный металл.

«Применение железных инкрустаций, — гласит искусствовед Вера Калмыкова, — типично для многих стилей. Из более узнаваемых и фаворитных охото именовать модерн, который и на данный момент нужен в силу собственной красы и особенной «природности». Непременно, известны интерьеры, где для такового рода инкрустаций применялись драгоценные металлы, но в обыкновенном быту почаще использовались более дешёвые имитации, что совсем не обесценивало и не обесценивает эти вещи.

По большенному счёту, важен не фактически материал, а художественное решение. И с этой точки зрения дешёвая латунь может дать фору даже золоту».

Вобщем, подделывают не только лишь драгоценные металлы. К примеру, имитацию листовой меди можно именовать реальным трендом нынешней строительной моды. Дело в том, что медная кровля с давнешних времён числилась признаком если не роскоши, то определённого положения в обществе и достатка.

Так задумываются и сейчас. Потому камуфляж под великодушную медь более обычных и доступных материалов в наши деньки — норма. «Сегодня «медные» кровли встречаются еще почаще благодаря металлочерепице и другим кровельным материалам из стали с полимерным покрытием Agneta, которая в точности имитирует натуральную медь, но в три раза доступнее по стоимости», — ведает Андрей Мальцев, управляющий департамента кровельных систем Группы компаний Металл Профиль, ведущего производителя кровельных и фасадных систем в Рф. Можно добавить, что в отличие от натуральной меди, которая покрывается зелёным налётом с течением лет, металлочерепица сохраняет собственный цвет и соответствующий сияние. Подобного эффекта производитель материала, компания Tata Steel (Англия), достигнул благодаря применению специально разработанного компанией AkzoNobel красителя медного цвета с включением светоотражающих наночастиц.

Имитируют и драгоценные, и поделочные камешки, обычно — в витражах и мозаиках. Пожалуй, больше всего «страдают» от этого бирюза и малахит — просто поэтому, что из-за ярко выраженной особенности сделать достаточно правдоподобную копию просто. Причём совсем не непременно воспользоваться для этого пластиком. Стопроцентно схожая по составу синтетическая бирюза в первый раз была получена в 1927 г. в Германии, а сначала 70-х годов прошедшего века во Франции начались её реализации.

Причём точность проигрывания так велика, что окатыши искусственной бирюзы могут быть отличены от натуральных только при исследовании микроструктуры. Более того, в российском ВНИИСИМСе (Всесоюзный научно-исследовательский институт синтеза минерального сырья) сделали искусственную бирюзу, которая неотличима от наилучших природных аналогов и структурно. Кроме ювелирного использования, это отдало возможность довольно обширно использовать имитацию и в художественных, и дизайнерских целях, также при реставрации исторических интерьеров.

Высококачественная маскировка, исходя из убеждений эволюции, обеспечивает преимущество в естественном отборе. В дизайне это правило также работает: надёжные, долговременные и лёгкие в работе материалы удачно «выживают» благодаря собственной схожести с обычными природными эталонами для подражания. И делают нашу жизнь не только лишь комфортной, да и прекрасной.